Rammstein готовит последний альбом?

Гитaрист Rammstein Риxaрд Круспe в нeдaвнeм интeрвью сooбщил, чтo нoвaя рaбoтa мoжeт стaть пoслeднeй в кaрьeрe группы:

«Я oчeнь скeптичeски oтнoшусь к тoму, чтo Rammstein вeрнутся в студию, пoтoму чтo в пoслeдний рaз мы прaктичeски рaзoшлись. Тaк чтo это всегда крайне напряжённо и болезненно. И памятуя об этом опыте, я немного нервничаю на этот счёт. И мы пришли к соглашению, что запишем песен пять, чтобы не давить друг на друга.

Мы начали всё это года два назад, и я могу сказать, что просто играть с ребятами по ряду причин было очень естественно и принесло много удовольствия. И с того момента у нас накопилось где-то в районе 28 набросков — я не могу назвать это «песнями», это идеи. И мы буквально вернулись к тому, с чего начинали, когда были очень эмоциональными и полны энтузиазма по части сочинения. Такого раньше не было. Мы вернулись к тому состоянию, когда все уважают друг друга, и появилось ощущение, что круг замкнулся, мы начинаем вновь как будто с нуля, что очень круто. Это сродни тому, когда ты прошёл через ворох проблем, которые накапливаются оттого, что ты играешь одним составом вот уже двадцать два года, что и правда сложно. Многие группы не добирались до этого момента, они меняли людей, а мы в это не верим. Мы прошли через массу случаев, когда хотелось всё бросить и сказать: «Я больше не хочу этого делать, я не хочу быть в группе», но каждый раз находили варианты, чтобы справиться с этим, разговаривая друг с другом, что и позволяло оставаться вместе. Так что сейчас мы полны сил и желания создавать, и я очень рад этому».

Относительно общего направления нового материала Richard сказал:

«Конечно же, группа всегда хочет создать свою лучшую работу. В этот раз мы хотим поменять всю команду продюсеров. Мы работали с нашим продюсером на последних шести альбомах, и сейчас ощущаем, что нам нужен шанс, нужно встретиться с другими людьми и найти тех, кто в настоящий момент будет для нас подходить лучше всего.

У меня есть ощущение, по ряду причин, что это будет наша последняя запись. Это всего лишь ощущение — и я могу ошибаться, но на текущий момент у меня есть чувство, что это наша последняя работа, и я хочу выложиться на двести процентов и сделать всё по максимуму. Когда я слушал материал, то почувствовал в нём потенциал, и я очень доволен тем, что мы сейчас делаем. Так что я с оптимизмом смотрю в будущее и надеюсь, что мы начнём запись, быть может, где-то в следующем году».

По словам Kruspe, RAMMSTEIN не так много выступали в 2017 году, потому что «откатали прошлый год, все эти фестивали, а трое из команды не хотят ехать в турне, хотя вторая половина хочет этого. Так что мы пошли на компромисс… Мы решили, что не будем давать столько концертов, сколько было в прошлом году. Вот почему мы даём двадцать — двадцать пять концертов.

В RAMMSTEIN демократия, и у всех есть право голоса. И если трое говорят «да», а трое «нет», надо искать компромисс, что мы и сделали».

На вопрос о том, почему RAMMSTEIN требуется столько времени на создание нового материала в отличие от других команд, Richard ответил: 

«Очевидно, что у каждого свои причины. Во-первых, музыкальная индустрия серьёзно поменялась. Раньше основной доход приносили продажи пластинок, но всё изменилось. Во-вторых, мы всегда верили, и у нас никогда не было иного варианта как не верить, в наши концерты. В начале карьеры никто не ставил наших песен на радио, никто не крутил клипов — с этим у нас были огромные проблемы — так что единственным вариантом для нас была концентрация на концертах. И мы не знали тогда, что всё так поменяется как сейчас. Для нас с самого начала основной была ставка на концерты.

Европейские и в особенности немецкие группы ездят в туры больше, чем другие, американские группы. Они играют у себя, потом едут в Европу и играют два или… Ну пять или десять концертов, и всё. Так что мы всегда играли тут, а потом ехали туда и играли, полагаю, больше. И поэтому у нас получалась совсем другая ритмика. И другая причина, когда дело доходит до записи и она длится просто вечность, так как нас шестеро и у каждого своё мнение по любому вопросу, и каждый уверен, что его взгляд самый правильный. Так что постоянно происходит множество обсуждений, и постоянно ищется компромисс — всё это требует огромных временных затрат. Сейчас мы находимся в ситуации, когда нам этого действительно не нужно. У нас есть огромное преимущество в том, что на этот счёт никакого давления — нет никаких лейблов, менеджмента и всего такого; только мы сами. И в этот период нашей жизни мы должны быть четко уверены в том, что то, что мы сделаем, стоило ждать. И мы всегда хотим иметь возможность сказать: «Знаете, а получилось не так хорошо, поэтому давайте не будем этого делать». И я очень рад, что у нас именно такая ситуация».

Гитарист добавил, что создание нового альбома «требует большого количества переговоров, любви и размышлений о себе»: «Я к тому, что мне нужно дистанцироваться. Я как-то уехал в Нью-Йорк, чтобы посмотреть на всё иначе. Очень важно это понимание и умение переступить через собственное эго, увидеть всё в общем, чтобы понять, что нужно группе. И иногда ты понимаешь, что делать ещё больше — не вариант в текущей ситуации. Иногда нужно сделать шаг назад. Это просто как терапия для себя, для группы. 50% времени мы просто обсуждаем материал».




Источник: darkside.ru


Похожие новости:

Комментирование и размещение ссылок запрещено.

Комментарии закрыты.